iron core compulsator (julia_denisova) wrote,
iron core compulsator
julia_denisova

Categories:

books: про мудаков и вертикальные лужи :)


Как разговаривать с мудаками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни -
Марк Гоулстон.

"- Извините, но мы не можем предоставить вам вертолёт."
Мне всегда казалось, что люди, которым по работе приходится говорить что-то такое - ну очень, очень крутые. Вот доктор Гоулстон как раз такой - он профессиональный переговорщик. Мужик, который справляется с тем, чтобы рассказать захватившим заложников вооруженным до зубов людям, что вертолёта им никто не даст. И может объяснить разъяренному водителю, которого подрезал, что он не специально. И уж совсем высший пилотаж - договориться с подростком, которого родители привели полечиться от протестного поведения.
Доктор Гоулстон - молодец.

А вот человек, ответственный за локализацию названия книги - не очень, в оригинале ничего про "мудаков" нет. "Мудак" это противно, грубо и оценочно. В оригинале - Crazy, то есть человек в неадеквате. Не мудак, нет! В книге целые главы про то, как утешать людей в остром горе, как им приносить водичку, пледик и обнимашки, у меня слов нет, как к этой диспозиции не подходит понятие "мудак". Что же вы делаете, локализаторы! Второй раз уже такое вижу - "Этика Блядства" тоже была не про "блядство" в оригинале. В конце концов, это контрпродуктивно - вы ведь делаете книги для кого - для интеллигентной публики. Она что, станет ажитироваться на грубости в названии?

Но вернемся к доктору Гоулстону.
Его идея в том, что, как только ты дал слабину и включил в себе центр стресса, уже никак, никак нельзя прекратить отвратительный скандал, так что силы важно приложить туда, куда их прикладывать продуктивно - на предотвращение своего реагирования. Напечатай, говорит доктор Гоулстон, бумажку "это хороший повод проявить самообладание" и на монитор её себе наклей. И в великом море дурацких и неработающих психологических советов маленький риф этой бумажки мне, кажется, всё-таки помогает.

Так и с другими советами - они все простые и практичные. Что сказать мужу, который после работы плюхнул попу на диван и играет в танки, чтобы он осознал, что вам важно, чтобы вас спросили, "как у тебя прошел день". Как объяснить налоговому инспектору, что ты не собираешься ничего утаивать, но эти бумажки - такие ужасные! Что делать с человеком, который непрерывно рыдает вот уже час.
Единственное, о чем я жалею, так это о том, что в книжке нет раздела по общественному транспорту - мне бы такой пригодился очень.

А вообще разговаривать с мудаками, конечно, не надо, это и доктор Гоулстон подчеркивает. Надо их сдавать дружелюбным санитарам, ну или в крайнем случай целительно забанить. Так как с временно неадекватным человеком договорится можно, а вот с человеком, неадекватным "по жизни" - той нет.
Мне кажется, книжка стоит прочтения. Даже если какие-то части вам не понравятся или разозлят... то какой это прекрасный повод проявить самообладание.

Волхв - Джон Фаулз.
Английский лодырь, Николас, катается по жизни как сыр в масле. Его не очень-то любимые, да и вовсе какие-то такие, одной строчкой прописанные, родители удачно погибают в катастрофе и оставляют ему состояние, чтобы безбедно существовать. Девушки его любят. Образование у него хорошее, и никаких, никаких проблем, равно как и моральных принципов, душевных терзаний или амбиций с устремлениями.
"Высших сил безвольная ноздря", словом.

Честно говоря, я его начала тихонько, исподволь ненавидеть с первых страниц. Он еще не сделал мне ничего плохого, но я уже знала - не проявит характера. Не поразит меня внутренним несгибаемым волевым стержнем своим. Не вызовет уважения своими принципами, и даже случись с ним лишения, они не изменят его - ну нечего там менять. Душная, полная тоски вертикальная лужа, а не герой, и полюбить я его не смогу.
От нечего делать, ведь "Доту", танчики и "Весёлую Ферму" еще не изобрели, а помирать юным рано, Николас отправляется учить детей (куда ж еще такой талантище-то девать, конечно, в педагогику) на греческий остров Фраксос, где околачивает груши, засматривается на своих шибко загорелых и стройных учеников и отчаянно скучает, так как чем еще заняться, когда ты вертикальная лужа. Тут-то его и втягивает в своих игры с разумом миллионер Кончис, который без особого смысла и задора вещает Николасу на уши лапшу про спиритические сеансы по путешествиям на другие планеты и соблазняет Николаса царицей. Замахнувшись на образ Волхва, загадочную наполненную властью фигуру, автор оставляет читателя в итоге с занудным старпёром-врунишкой, и его бесконечными байками про порох в пороховницах и более зелёную в юности траву, таким же утлым и скучным, как Николас, только старше.

Ну и достойной интриги в тексте не вышло. Повторяющийся мотив про то, что все не так, как кажется, сначала из умеренного интереса к истории делает нейтральный, потом тебе просто ни до чего нет дела - ведь всё вокруг враньё. Зачем эмоционально инвестировать во враньё? Я добила книгу только на силе воле, невротической потребности читать "от корки до корки" и праздном любопытстве, когда уже главному герою всё-таки дадут.

Помахали перед ним загадочной девкой - и то нельзя её, то можно, но потом. То дни не те, то давай не здесь. То ой за нами смотрят, то вообще вместо себя другую на свидание пришлет. И семьсот, ага, семьсот страниц автор теребит и теребит читателя этой нехитрой загадкой. Только, понимаешь, устанешь и поникнешь, как вот вроде герои ну почти. Но потом они снова нет... Книга похожа на очень плохой секс, в процессе которого вообще никто не получил удовольствия, но все напряглись, замаялись, обиделись друг на друга и устали, и теперь пытаются заснуть, но и сон не идет тоже.
Или если мы уж тут играем в любителей мифологических мотивов, то не Орфея, спустившегося в Ад за своей Эвридикой напоминал мне Николас, а Сизифа. Ты все катишь камень в гору, катишь, а он он оп, и опять грохочет вниз, и ни прогресса, ни радости, ни продвижения. У греков почти все было, а вот гибрида сатира с Сизифом не нашлось, а он бы для этой истории очень пригодился.
Я сейчас не говорю об антикульминации, когда мыльный пузырь читательских ожиданий регулярно смачно лопается обо что-то тривиальное, со звонким и радужным чпоком. Перед этой самой антикульминацией автору читателя надо мочь напрячь и завести. Но у Фаулза никакого напряжения создать не получается - только дискомфорт от того, что тряпочного героя полощут в тазике мыльной фрустрации, выкручивают и, вместо того, чтобы повесить сушиться, снова полощут. Да пропади ты пропадом со своей газонокосилкой, гражданин Фаулз, а.
Tags: books
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments