iron core compulsator (julia_denisova) wrote,
iron core compulsator
julia_denisova

Categories:

Пауки в небе и не особое-то и особое и детство.

Вернор Виндж - Глубина в небе.
Роман, в котором пауки лучше людей, в котором умирает мечта основателя людского космоса на вечную межзвёздную империю, но это хорошо.
На орбите замёрзшей планеты в системе Мигающей Звезды встречаются два человеческих флота, максимально непохожие между собой. Мирные, хоть и тотально аморальные, космические торговцы Кенг-Хо и воинственные до мозга костей Авральники, выведшие идеи рабства на новые высоты с помощью технологии "фокуса", превращающей людей в живые машины.

Диалог между капитанами флотов не особенно задается - на расу пауков, спящую в глубинах замёрзшей планеты, и только входящую в ближайшие десятилетия в космический век, Кенг-Хо смотрит как на Клиентов, а Авральники - как на объект завоевания. Пока Кенг-Хо обсуждают, что надо бы написать побольше софта, чтобы доминировать на рынке, когда пауки изобретут Интернет, Авральники заряжают ядерные боеголовки.

В такой ситуации неизбежна конфронтация, и она происходит, почти уничтожая оба флота.
Выжившим придётся работать вместе, как-то друг под друга подстраиваться, чтобы починить останки флота и иметь возможность покинуть звёздную систему. "Кооперируйтесь, или умрите", говорит им система Мигающей.

"Глубина в Небе" - для меня один из тех романов, которые было приятно прочитать, но которые не особенно-то и любишь в процессе.
На мой вкус, слишком много героев,и когда тебе кажется, что от них сейчас голова лопнет, некий паучий гражданин Андерхилл женится и заводит аж шестерых, всех важных для сюжета, детей, и теперь надо запомнить еще и их!
Кроме того, сюжет постоянно скачет между текущими событиями и глубоким прошлым организации Кенг-Хо вообще и её основного идеолога Фама Ньювена в частности, и в прошлом Фама тоже полно значимых персонажей. Из-за переизбытка героев, мало кому из них достается достаточно "экранного времени", чтобы как-то раскрыться.
А еще в книге проходит аж сорок лет реального времени, описанные через прерывистые диалоги между гибернациями героев.

И, как уже было у Винжа в "Пламени над Бездной", нелюдские герои получились все как один интереснее людей.
Пауки в книге замечательные - культура, отчасти похожая на человеческую, а отчасти совершенно иная. Меня очень тронуло, как легко они прощают ошибки, с какой-то совершенно детской неозлобленностью. Кто-то заявил о невозможном и нелепом открытии? Да ладно, что такого, бывает. Не рушить же хорошему паучаре из-за этого карьеру. Ваш пилот сбросил на наш город ядерный заряд, но вы говорите, что его принудили? А, ну тогда ок, забирайте его обратно, парень совершенно точно не виноват.

Параллельно с этим, Винж излагает свои идеи на закономерности развития цивилизаций, которые циклично проходят через фазы расцвета и упадка, и задает читателю вопрос, может ли один человек, даже и такой талантливый, как Фам Ньювен, встать на пути у исторической закономерности.

Что в итоге? Хорошая, очень добротная фантастика, в которой есть отдельные прямо замечательные моменты, но не так уж и много.
История, которая не стремится развлекать своего читателя, а просто существует сама по себе, как летопись.

Ирис Юханссон - Особое детство.
Эта автобиография аутичной женщины, которая, несмотря на своё состояние, смогла многому научиться благодаря поддержке своей необычной семьи.

Ох, и странная же книга!
Начнём с того, что это не перевод иностранного издания - это опубликованные фрагменты авторского черновика, не прошедшего редактуру. Из-за этого текст сырой настолько, что в нём повторяются фрагменты, а то и целые главы. Но если читать повторы "по диагонали", то они никак не мешают.

Продолжим тем, что автор описывает жизнь в шведской глубинке так, что от неё веет русской деревней, и я, увы, не читаю на шведском, чтобы узнать, является ли "изразцовая печка" плодом художественного вдохновения переводчика, или действительно в тексте была. А может быть, простой деревенский быт, коровы да тракторы, печки да бадьи, коровы и куры, просто везде так похожи?

И довершим тем, что эта книга, в отличие от, например, "Никто Нигде", обладает какой-то удивительной верибельностью, настоящестью - почему-то очень веришь, что автор всё ею описанное именно так и переживала. Более того, она так описывает переживания ребенка, какими их большинство взрослых уже не помнит. По моему опыту, взрослые почему-то забывают кучу детских радостей, вроде как вкусно чавкает грязюка, или как прикольно пройти по бревну, никуда не свалившись, или какие удивительные истории рассказывают пятна света, или какие волшебные силы у тебя есть! А автору удалось именно это вот детское состояние передать, так что это не просто "особое детство", это просто получилось хорошее, живое "детство" из первых рук.

Что в этой книге уникального - так это опыт проживания "не такого" ребенка в большой, традиционной, многопоколенной сельской семье.
Мне всегда было интересно, как же люди в мире с особыми детьми справлялись раньше - без армии коррекционных педагогов, без спец. школ, без государственных программ? Книга отвечает на этот вопрос: на большом крестьянском дворе пригождается всякий, кто может чистить картоху, а родители, вместо того, чтобы упахиваться вусмерть со своей особой деткой, просто одни из десятка взрослых, которые иногда за ней приглядывают, пока детка растёт вольной травушкой где-то в полях.
Еще в книге очень здорово про первую работу, вождение, секс и школьного учителя, писавшего сочинения под диктовку героини, проверявшего их и ставившего оценки, ну и вообще какое-то огромное количество человечищ на страницу текста.

Я уж не знаю, какой там сельский доктор и в какой глубокой деревне много лет назад какой там аутизм поставил автору, и можно ли верить диагнозу, но книжка всё равно получилась хорошая и какая-то душевная.
Tags: books
Subscribe

Posts from This Journal “books” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments