Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Кирои Тё

вместо старого поста. Пост вне ф.о., №5






Меня зовут Юля, я клинический психолог, консультирую в реальности и по скайпу. Да, меня можно советовать знакомым.
Люблю книги, люблю аниме, люблю компьютерные игры, иногда смотрю сериалы, и часто пью чай, всё как у всех.
Люблю фотографировать, и фотографироваться.
Люблю путешествовать и учиться.
Замужем за замечательным человеком Димой.
Я пользуюсь свободным программным обеспечением. Ну или честно купленным.
Я не читаю "женских" блогов или сообществ. Если вы создаёте группу "для девочек" - убедительно прошу не включать меня туда.
Раньше я увлекалась Вархаммером и EVE online, сейчас эти занятия мною полностью покинуты и возвращаться к ним я не буду.
Я занималась тайцзи (Ян-цзя Ми-цюань Тайцзи Цюань). Сейчас увлекаюсь скалолазанием.
Я крашу волосы в яркие цвета.
Я интроверт, если вы курите соционику и вам это важно, я INTJ. Мне нравится общаться с людьми, я просто за дозированное количество этого общения. И за высокое соотношение сигнал/шум.


пост со всякими очень познавательными
Collapse )
gar4char

Книги октября: смерть от литературы!

Джим Заб - Legends of Baldur's Gate. Легенды врат Балдура.
амое лучшее, что есть в этом комиксе - это Минск. И, конечно, Бу. Но кроме эпического рейнджера и его верного гигантского космического хомяка похвастаться истории нечем.

Сюжет простой как три рубля, и рассказывает про эльфийку - дикого мага, ищущую своего потерянного брата, с которым всё не так уж просто. Больше всего история напоминает минималистичную партию в настолку - насоздавали персонажей, собрали в партию, сразились с боссом, конец.

Графика очень базовая, похвалить не за что, придраться тоже не к чему. Зато кто выполнил свою работу на 146%, так это ребята, занимавшиеся переводом и адаптацией - в порыве безрассудной лихости они даже перерисовали все звуки на фреймах на русские, что фантастически трудоёмко.

Итого: если кинуть комикс в костерок ностальгии, то можно разжечь пламя старой любви, а вот стороннему читателю не рекомендую.

Ну и любимое:


Карл Саган - Космос.
Однажды мне довелось посетить рейв вечеринку (с предварительной лекцией!), посвященную этой книге.
Понимаешь, Карл, твоя книга вдохновила не только Кларка на "Космическую Одиссею", а Уотса - на “Ложную Слепоту”. Отсылки к ней не просто пронизывают нёрд-культуру с южных гор до самого Стар Трека. И дело даже не в том, что это одна из самых издаваемых научно-популярных книг в мире, нет. В далекой, снежной, суровой России по ней делают научно-популярные рейв вечеринки. Вечеринки, Карл!

А если серьёзно, то путешествия в прошлое в текущей версии Вселенной совершенно невозможны, но если бы были возможны, то каждый из нас наверняка вернулся бы в свои десять или двенадцать лет, чтобы подарить себе эту книгу.

Она простая, наивная и невероятно вдохновляющая, про то, что Вселенная - это неизмеримо огромное место, полное загадок. Целая куча пространства, да ещё и наверняка дополнительные измерения. И в этом бесконечном доме чудес, возможно, где-то есть жизнь, совсем не похожая на нас (если только она себя не уничтожила). Да и сами-то мы не очень похожи на другую жизнь на планете, например, придумали хранить информацию вне своего тела, передавать её из поколения в поколение, да и даже целый печатный станок! Роботами какими-то на Марс пуляемся, медленными, зато любознательными. Флудим в радиоэфир просто чудовищным количеством информации (особенно по части телешоу и политических дебатов, что же о нас подумают перехватившие всё это инопланетяне?).

А ещё про китов надо написать. И про экологию. И про Александрийскую библиотеку. И про то, что все проблемы в науке от отсутствия осознания эллинскими гражданами порочности института рабства. И детей бить плохо, они вырастают злыми и травмированными. Структура в книжке в духе “Остапа несло”, так что если хочется простой, краткой, доходчивой и фундаментальной научной картины мира, это, пожалуй, к “Кратчайшей истории времени” Хокинга, а не к “Космосу” Сагана.

Но здорово, что когда вам было десять или двенадцать лет, какой-то невозможной человек из будущего всё же подарил вам эту книгу, так как читать её в более старшем возрасте было бы поздно. Она настолько густо зацитирована везде, что чувство дежа-вю течет со страниц как сгущенка в чай со слоном, рискуя вызвать слипание извилин.

И если вас не миновала чаша приличного базового школьного образования, вы, скорее всего, из этой книги не узнаете совсем ничего. Ну а если для вас то, что космос большой, киты тоже, математика - универсальный язык, и на всех планетах будет одинаковая, в отличии от языка, культуре инков очень не повезло несмотря на могучие календари, астрология - не наука, а печатать книги на прессе быстрее, чем писать от руки - это новости, то лучше конечно от Карла узнать, чем во дворе, почему нет.

Итого: когда я приду к власти в Галактике, эта книга будет лежать во всех тумбочках всех отелей мира.

Дон МакГрат, Джефф Элисон - Vertical Mind: Psychological Approaches for Optimal Rock Climbing.
Книжка про то, как быть хорошим другом, соратником в тренировках и верным товарищем, и не быть токсичным душнилой, который в тягость себе и окружающим.
И, что необычно для американских книжек про “ноу-хау” (“знаю что как”, если на нашенский), автор строго и сосредоточенно придерживается своей темы, а не рассказывает про мам-папу, собаку, детство и корабли, бороздящие далёкий космос.

А тема у него - какие заморочки, установки и комплексы всякие нехорошие мешают людям любить спорт, себя в спорте, спорт в себе и вот это вот всё и отвращают их от весёлого и увлекательного тренировочного процесса. Ну вы же и сами понимаете, у многих людей сложно со спортом (а с чем просто? С сексом? С едой? С тем, чтобы отстать от себя и начать жить? Ну да, ну да.)

В этом месте хотелось бы ударить себя пяткой в грудь и прокричать, что это универсальный маст-рид, читайте все, хоть вы там бегаете, на каяке плаваете или вокруг шеста гимнастически пляшете, но я не буду. Где-то две трети книги советы, методики и практики очень универсальные, но треть книги - узкая специфика скалолазания, причем даже не всего, а именно трудности.

Упаси вас боженька, мать природа, великая вселенная, собственная рациональность или что вы там уважаете, повторять дома советы из этой трети, если вы лазаете болдер, а не трудность. Не надо пытаться “рационально оценить риск травмы и смириться с ней”, не надо “приучать мозг, что срывы это весело”. Хорошие советы, когда висишь на веревке и в крайнем случае тебя немножечко дернет, и очень плохие, когда лазаешь пять-шесть метров гранитной лежачки в болдеринге! В некоторых условиях срывы - это очень невесело, а рационально оценить риск травмы можно только одним образом - тем, что ты хочешь её любыми средствами избежать, так как навернувшись тут, костей не соберешь.
Но для трудностников книжка бриллиантовая совершенно. Много разбирается страх высоты и срывов, выстраивание отношений со страхующим и подробно рассматривается этика комментариев и критики техники лазания.

Из общечеловеческого, показавшегося мне полезным:

На тренировках нужно повторять движения, пока они не превратятся в автоматические сценарии и на них не начнёт уходить меньше усилий. Хорошая мысль, я очень страдаю тем, что завершив удачный пролаз и получив свою дозу дофамина, больше к трассе не возвращаюсь (а вдруг больше не получится пролезть и я огорчусь?), а надо бы технику полировать.

Надо обязательно работать со страхом неудачи, со стыдом и негативными сценариями. Ну что значит “не получится”? Автор предлагает кодировать “хорошо” как любой прогресс, а не только когда все пролез и достиг результата. Пока у тебя есть прогресс, у тебя “получается”. Работать автор предлагает методами когнитивно-поведенческой терапии, что, опять же, очень уважаю.

В тренировках людям, как правило, ценна возможность попадать в поток, причем, по наблюдениям автора, при скалолазании в поток люди попадают очень легко, как новички, так и профессионалы. С моим опытом это тоже согласуется.
Так что в любом случае после трудного дня здорово помедитировать на зацепках и разгрузиться.

Бывают люди, которым важно слушать подсказки в критические моменты, а бывают такие, которых это только раздражает и вырывает из процесса. Оба варианта нормальные, лучше договориться с партнёрами по тренировке на берегу, у кого какой.

Если есть возможность, лучше прочитать книжку на английском - автор смекалистый малый и даже знаком с трудами нашего великого Выгодского и его теорией “зоны ближайшего развития”, а вот переводчик с этими трудами или их терминологией никогда в пространстве не пересекался, и буквально переводил термины обратно с английского на русский, вместо того, чтобы использовать их в первозданном виде. По сути небольшая огреха, но глаз режет.

Итого: если вы трудностник, книжка вам будет полезна на 146 процентов. Если болдерингист - процентов на девяносто. Если просто интересуетесь спортивной психологией - то процентов, пожалуй, на шестьдесят, и многие специальные термины будут, скорее всего, непонятны.

Anna Kochetkova - Bi & Prejudice
Full disclosure по части конфликта интересов - кажется, это так называется. В общем, опять тот случай, когда я знаю автора лично и всецело и безусловно одобряю, так что ничего объективного в этом отзыве ждать не стоит.

Но в общем, жила-была девочка Аня, пришла в нашу школу классе в пятом или седьмом, носила клетчатые рубашки, была высокой, красивой и писала со мной на пару детективные рассказы на длинных и особенно скучных школьных парах. А потом она выросла, переехала в Австралию и теперь написала книжку про бисексуальность и предубеждения. Точнее, про свой опыт с этим всем.
Из плюсов: честная и смелая автобиография от человека со сходным культурно-историческим бэкграундом. Я уже давно говорю, что девяностые - это совершенно особый каток, под который прилегло наше поколение, и из-под него выбрались люди, сплющенных в похожих местах.
Из может быть не совсем плюсов - эта самая, "фем оптика", а.к.а феминизм третьей волны, с которым я (и я думаю некоторые мои читатели) не во всем согласна (особенно по части обращения с понятием "привилегия").
Но ладно, ради дружочка я уж пару патриархатов на книжку стерплю :)

TLDR: всё хорошо, что повышает би-видимость. Или аутичную. Или видимость женщин-геймеров. Да любую видимость тех, кто в чем-то не мейнстримовый, но как-то с этим по жизни успешно телепается и находит путь к себе, а не к какой-то персоне стандартно-удобного для социума человека.
Рипа

ольфакторика

Наш лендлорд опять назвал на тусовку друзей антипрививочников, но поныть - и поудивляться - я хотела не совсем про это.
Почему побочки от ковида так мало пугают людей? Вот тех людей, которые “ну переболеешь и все, подумаешь, как грипп”. Хорошо документированные побочки, типа потери обоняния? А если бы ходила зараза, которая рандомно слепила бы треть переболевших, все бы тоже так спокойно махали рукой, типа, подумаешь, без зрения обойдусь? Типа, глядеть переоценено?

Я себе жизнь без обоняния вообще представить не могу. Точнее как раз могу, но это ж жуть что. Это просыпаешься утром, и в постели с тобой лежит какой-то чужой человек, который не пахнет своим, родным. В ужасе сбегаешь на кухню жахнуть кофе - а кофе пахнет никак. Пытаешься сделать яичницу - и совсем тебе непонятно, свежие яйца или нет. Там мусорное ведро ещё завоняло, и пора вынести - но тебе невдомёк. Едешь в трамвае до работы (ну допустим), книжку читаешь - и нет бы вовремя отсесть от пьяного мужика, но ты ж не узнаешь, что он пьяный, пока он буянить не начнет. И книжка совсем книжкой не пахнет! Вечером после работы девчули зовут тебя выпить вина - а вино тебе снова совершенно никак. Улитка с корицей не пахнет корицей и просто какая-то клейкая клёклая масса. Осень не пахнет дождём и грибами, зима не пахнет свежим морозом, весна не пахнет холодно, влажно и немного обнадёживающе, лето не пахнет гудроном, пылью и остывающими по вечерам кирпичами. Скалодром не пахнет потом и резиной вибрам, а свежекупленная подушка для кресла не пахнет Вархаммером (потому что поролон, потому что чемоданы из него для миниатюр). Не пахнет хвоя в лесу. Не пахнет чаёк, свежее белье после стирки не пахнет и кожа сразу после душа. Не пахнет домом дом.
Не пахнет зверем за ушами твой кот. Не пахнет яблоками мамин пирог. Не пахнет даже Курским вокзалом французский сыр. Костром не пахнет костёр.

Ну вот как можно не бояться попасть в такой мир, возможно, навсегда? Если у меня сильный насморк и пропадает обоняние, то это для меня просто ад, никакой возможности понять и поверить, что мир настоящий, а не просто нарисован, и я худею, когда болею, потому что нет же смысла есть еду, если она не пахнет, это как будто картон жевать.

Крч, не понимаю. По-моему пипец страшная перспектива. Как минимум, разводиться же придется, если обнаружишь, что твой супруг больше не пахнет как-то привлекательно. А то и переходить на питание “едой 1 кг” гомогенизированной из пакетов. А может и то, и другое вместе.




(mood: грибы и опад лаврухи, пахнет лаврухой)
gar4char

Книги сентября: зачарованно и безвольно читаю рассказы

Милтон Хайленд Эриксон, Эрнст Росси, Шейла Росси - Гипнотические реальности. Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения.

Хороший, годный, но крайне узко специализированный учебник по недирективному (Эриксоновскому) гипнозу. Состоит целиком из приёмов его наведения, иллюстрирующих эти приёмы клинических случаев и минимума теории о трансовых состояниях.

Учебник будет полезен практикующим гипнотерапевтам, и в этой профессиональной области это одна из лучших книг. А вот психологам других направлений или просто энтузиастам изменённых состояний сознания ловить тут особо нечего.

Ирина Якутенко - Воля и самоконтроль. Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами.
Вы как книжки оцениваете? Суммируете плюсы и минусы в общую оценку или оставляете как две отдельные шкалы? Потому что задача оценить "Волю и самоконтроль" ставит меня в тупик: книга мне в чём-то понравилась, но и не понравилась местами сильно.

Книга в своей нише лёгкого неврологически-психологического научпопа, трактующего затейливые эксперименты господ нейробиологов для широкой публики, на мой взгляд, удачнее, чем "Сила воли. Как развить и укрепить", так как рассматривает не только те ситуации, в которых приходится воздерживаться от чего-то приятного, но ненужного, но и те, когда надо сделать что-то неприятное, но нужное, а сил нет. Это мне близко, это мне понятно, а то соблазны какие-то, да кто их видел, соблазны эти, тут по утрам от постели до душа были бы силы соблазниться доползти.
Удачнее она, пожалуй, и “Чистого Листа” Пинкера, так как полнее охватывает взаимодействие природных и врождённых факторов при развитии черт личности человека.

Тем обиднее становится, когда годные, научно обоснованные и грамотные выкладки о биологической, генетической и социальной природе этой загадочной и противоречивой "силы воли" соседствуют с абзацами такого сна разума, что непонятно, где была сила воли если не автора, то хотя бы редактора.

Например:

  • Супермаркеты, фастфуд, наркотики, продажная любовь и компьютерные игры - изобретения недавние, и система эмоций еще не научилась правильно на них реагировать. Возможно, через пару миллионов лет у наших потомков разовьется способность испытывать моментальное отвращение при виде полок со сникерсами или убегать, завидев открытую страницу соцсетей, но пока мозг по умолчанию считает благом то, что мы обычно называем соблазнами.

Звучит правомерно насчет супермаркетов и компьютерных игр - но наркотики-то как с продажной, простите, любовью попали в этот список? И то, и другое с нами с эволюционной зари времен, а судя по тому, что некоторые приматы умеют вступать друг с другом в примитивные экономические отношения, в том числе, самки могу одаривать "любовью" за угощение, были где-то поблизости и до этой зари. Ясно, что хотела сказать автор, но список роковых соблазнов вышел крайне неудачный. Проституция явление гораздо более печальное, чем соблазнительное, а компьютерные игры явно не допрыгивают до планки достаточно "рокового искушения", так как многие из них - совершенно безобидные интерактивные книжки или пазлы, недорого, безвредно для печени и эффективно снимающие стресс. Непонятно, от чего тут убегать, сверкая пятками, и какое эволюционное давление такую стратегию должно бы закрепить.

Если вы умеете от таких вот ляпсусов отрешаться - то книжка вам скорее всего понравится. А если не выходит (а у меня вот не выходит), то об текст придется всё время мучительно спотыкаться.

Случается, что автор кидается злоупотреблять сленгом (мозг, понимаете-ли, “допиливается” у человека уже после рождения), и это большой минус для научпопа, ведь такой стилистически кучерявый текст уже никому, далекому от мемов интернет-культуры не посоветуешь. И наоборот, если книжка написана для потребителей интернет-мемасиков, которые может и школу-то ешё не закончили, или просто ориентированы на более легкое и развлекательное чтение, то с физиологией в тексте совсем уж явной перебор - у меня релевантное образование, но такая детализация аминокислот в ферментах, кто там на ком стоял и что кодировал - честно говоря ни уму, ни сердцу, ни практической пользе ничего не несёт.

И как по мне, было бы просто здорово, если бы автор в дальнейшем творчестве воздерживалась от соблазна небрежно потоптаться по уязвимым слоям своей аудитории:

… то по женщинам (которым в книге не забыли “шутливо” напомнить, что их роль - быть “уютными кошечками”, брр!).

… то по людям с РПП, которые могут передать большое “спасибо” автору за обильно разбросанные в тексте триггеры в духе “собираясь сбросить десять килограммов...” или “руки сами тянутся к шоколадке”, и “базовые настройки человека таковы, что при виде шоколадки он испытывает именно желание, а не отвращение или брезгливость, как бы того ни хотелось миллионам безуспешно худеющих”, “вспомните, как соблазнительно стекает в телевизионных роликах горячая карамель, в которую падают лоснящиеся орешки, и как невыносимо аппетитно всю эту красоту покрывает густой тягучий шоколад”, “вряд ли кот или ромашковый чай дадут вам столько же "гормонов удовольствия", сколько плитка шоколада и тем более наркотики.” и т.д и и.т.д.
Скучно замечу, что человек вполне может при виде шоколадки испытать к ней безразличие, если он не голоден или не хочет сейчас сладкого, может он этот сорт не любит или этот бренд - и это ок, а вот противоположная история с трясучкой при виде запрещенных сладостей - уже звоночек “диетического мышления” и повод “Еду для радости” почитать, например.

… то по геймерам (которым опять достаётся заезженная пластинка про “зомбирующий телевизор” на новый лад).

Как бы ни был структурирован материал, и какую бы кропотливую работу автор ни провела с источниками - а она провела - и от авторского заскока на тему сладкого, и от “шутеек” про “пещерных истеричек с пмс-сом” глаз при чтении дергается немного. Можно мне такую же книгу, но без “кошечек” и “истеричек”? Нету? Ну будем искать.

Итого: крайне затрудняюсь и с оценкой, и с тем, кому можно книгу рекомендовать. Научная часть - ок, социально бытовая - специфическая уж очень.

Патрик Уикс, Джон Эплер, Сильвия Фекетекути, Лукас Кристьянсон, Брианна Бэтти, Райан Кормье, Кейтлин Салливан Келли, Арон ле Брэй, Кортни Вудс - Dragon Age. Тевинтерские ночи.

Тевинтерские ночи - замечательный сборник рассказов по вселенной Dragon Age, действие которых происходит после окончания третьей игры, то есть на самом интересном месте.
Рогатые фанатики кунари вторгаются в декадентствующий рабовладельческий Тевинтер, усмиряют магистров, подминают всё новые и новые земли под свою железную пяту. Серые стражи находят доказательства, что древние эльфийские боги могли быть как-то причастны к созданию мора, а агенты Ужасного Волка похищают лириумный идол, чуть не уничтоживший разбойный город Киркволл. И да, наш остроухий друг пару раз за книгу появится, иначе кто бы её купил. Он обзавёлся мерзким и фанатичным культом, настроенным "убить всех человеков", и уже не прикрывается лохмотьями гуманизма.

Нашлось в книге место и шпионскому боевику с ограблением древних храмов, и очень стильному герметичному детективу про убийство в закрытом особняке, полном аттиванских воронов, который меньше, чем оммажем на на творчество Агаты Кристи и не назовёшь.

Рассказы все разные по уровню, какие-то читаются запоем, какие-то просто душнят. Мне было скучно читать про разборки морталиси, магов смерти из... откуда там наша искательница истины Кассандра? Вот оттуда, где все напыщенные. История про оборотня из деревни, где все жители очень унылые, могла бы произойти в любом фентези, и ничего не добавляет к миру Dragon Age-а, а история про гендерфлюиного Повелителя Удачи просто вызывает недоумение в этом героическом средневековом фэнтези, да и стиль текста страдает при адаптации с английского, в котором не указывать пол героя достаточно легко, на русский, где каждый глагол настоятельно требует адекватного окончания.

В целом же - хорошая книжка, мне понравилась даже больше очень уж Мэри-Сьюшной Империи Масок.
Кирои Тё

Книги августа: цезарь замиряет, а я чищу полки

Гай Юлий Цезарь - Записки о Галльской войне.
Благодаря Запискам о Галльской войне я теперь знаю, что...

Варвары в меховых трусах реально существовали, а не являются выдумкою буржуазного синематографа. И не просто существовали, а были так суровы, что банили на своей территории торговлю винишком, чтобы не размягчать волю и не развращать дух. Так и ходили в меховые трусах и с твердым духом, очень Цезаря этим всем впечатлили.

По характеру Гай наш Юлий был человек мягкий, можно сказать, сговорчивый. Вторгался токма к людям, которые его сами об этом просили, мол, вторгнись к нам, душенька Юлий, пожалуйста, очень хотим быть частью Римской Империи. И что значит вторгался? Даже не вторгался, а ходил "замирять" со своими вежливыми легионами, без него глупые племена замиряться никак не хотели промеж себя.
И с замиренными племенами наш цезарь был просто не мужчина, а облако в штанах, правда, разок сжег город дотла и продал ажно шестьдесят тысяч его жителей в рабство - но они сами нарывались, ну честное слово.
Удобно самому про свои военные походы книжку писать, а заодно скромно и объективно очень выходит, можно два раза не вставать.

Как сражаются на боевых колесницах, и какая для такого сражения потребна тренировка.

Что британцы бреют все тело, кроме головы, и красят тело синей краской, а жен имеют по десять-двенадцать, но общих с отцами и братьями, а есть зайцев считают грехом и держат их только ради увеселения. А теперь попробуйте развидеть внутренним взором общину бритых синих полиаморов на идиллических британских лугах в окружении зайчиков. У меня не получилось.

Что там как у друидов было по части стихи почитать да принести еще этих мягких человеческих жертв, и как у галлов пересчитывали проценты накопительной части пенсии (если кто-то до неё доживал, не принесенный в жертву друидами).

Но самое крутое было про охоту на лосей, у которых "нет коленей", и германцы пилят деревья, чтобы когда лось прислонялся к дереву, дерево ломалось бы, а лось падал. Звучит так увлекательно и безумно, что аж в видеоигру такую захотелось поиграть.

Итого: лытдыбр уровня "цезарь", где охота на лосей и священные кролики перемежаются заметками, кто из древних вождей пал кому в колени и о чём молил, куда пошел орлоносец десятого легиона, и какие именно подлости против Империи задумали очередные бельги, галлы, германцы или другие дикие народы в меховых трусах.

Митху Сторони - Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием.
Долго разносить в пух и прах эту книжку нет смысла, она этого просто не стоит. Сэкономлю свое время и ваше - автор этой нетленки - врач... офтальмолог. Она явно никогда не работала с психиатрическими пациентами, не получала знаний ни по психологии, ни по психотерапии, и, судя по глубокой оторванности советов от реальности, никогда не болела депрессией сама.

И вот с этим просматривающимся в каждой строчке звёздным уровнем компетенции автор заполнила целые сотни страниц советами вроде "не перетруждайтесь" (ну, это, конечно, очень легко, когда у тебя постоянно нет сил) , "обязательно высыпайтесь" (самый лучший совет людям, у которых из-за депрессии еще и нарушения сна) да "займитесь бегом".
Каким бегом, Карл?! Как депрессивный человек, который смотрит целыми днями в бетонную стену и думает, что он бесполезен, все тлен и жить незачем - займётся бегом? С какой мотивацией? На каких волевых ресурсах? А если это человек старшего возраста с проблемным здоровьем? А если это депрессия на фоне серьезного соматического заболевания?

Уровень адекватности советов "если вам грустно - не грустите" стартует с космодрома бытовой неадекватности в дальний космос полной фантастики, вроде совета "употреблять молоко не страдающих бессонницей коров, которых доили ночью" - нет, я не шучу и не утрирую. Видимо, помешивать это молоко надо пером из попы феникса, а разводить слёзами восьмидесятилетних девушек.

Ещё из особенно дорогого сердцу:
- Совет бороться с протеканием кишечника (в кишечниках автор понимает примерно так же хорошо, как и в депрессиях)
- Совет есть 300 грамм йогурта в день, каждый день (мало того, что это много и однообразно - как быть людям, которые не любят йогурт?)
- Совет готовить стейки с розмарином и чесночным порошком на оливковом масле и при низкой температуре (о, ну вот и рецептыши пошли. Какие стейки? С каким розмарином? Автор знает, что депрессия коррелирует с бедностью, а бедность редко сочетается со стейками и оливковым маслом?)
- Совет обогащать белый рис клетчаткой, настаивая получившуюся бурду по несколько суток в холодильнике (я все понимаю, а ничего поприличнее съесть нельзя?)
- Совет гулять после каждого приема пищи по пятнадцать минут (поднимите руки, кому просто встроить такой ритуал в свою повседневную жизнь)
- Совет смеяться регулярно

Итого: хотите научный подход к борьбе с депрессией? Попробуйте найти силы и время сходить к психиатру, подобрать хорошую лекарственную терапию и старайтесь ее несколько месяцев адекватно принимать. Страдаете от хронического стресса? Грамотный психолог точно не повредит.
А вот книжкой этой я рекомендую печку топить. Ну или использовать как список вещей, которые - если вам случилось услышать от специалиста - будут хорошим знаком, что “специалиста” этого лучше поменять.

Майкл Аргайл - Психология счастья.
Автор родился в двадцатые годы прошлого века, публиковать научные работы начал в пятидесятые, на русском книга вышла в девяностые, и актуальность её сейчас, в двадцатых нового века - ну даже вопросов уже не вызывает. Это, скорее всего, книга, которую за рубль пятнадцать копеек купил кто-то из ваших дедов или может родителей, попытался читать, разочаровался, и забросил мирно пылиться в дальний угол библиотеки.

Читать ее потому что совершенно безрадостно. Это не научпоп в современном понимании, и даже не бархатный ласковый "селхфхэлп", по сдельной цене льющий в уши утешительные аффирмации, что ты талантливый и все получится. Это реферативный журнал исследований, и исследований, само собой, старых.
Можно, конечно, вооружившись лупой и остро отточенным карандашом, аккуратно сравнивать по таблицам, сколько католиков и сколько протестантов совершили самоубийства в семидесятых годах, и я даже не осуждаю, если вы вот так досуг свой проводите, но я обычно нет.

Саммари: много табличек о том, что любимая работа, хорошее здоровье и в целом приличное благосостояние делает людей счастливыми. А слепым сироткой быть хреново, по возможности избегайте этого. Спасибо, Кэп, мы учтём.

Итого: зато теперь книжку можно со спокойной совестью сдать в библиотеку, барахолку или просто выкинуть.
gar4char

Книги июля: твёрдая фантастика и мягкая альтернативная история

Грег Иган - Город перестановок.
Скажите, ну вы же в курсе про “теорию симулированной реальности”? Наверняка да, эта тема была горяча в научных кругах лет десять-пятнадцать назад, потом ушла в поп-культуру, народ сериальчиков наснимал, Muse даже альбом одноимённый записали, куда уж популярнее? Но если вдруг нет, идея такова - возможно, реальность, в которой мы живем, просто симуляция. Нас запустили на суперкомпьютере далекие потомки. И всё вокруг не более “реально”, чем сон Будды, которому сниться бабочка, или сон бабочки, которой сниться Будда, я не очень разбираюсь, но кажется люди что-то про симуляцию реальности подозревали уже не первое тысячелетие. В Википедии, конечно, есть статья про сабж.
Серьёзно к этой гипотезе сейчас никто не относится, но фантасты с чувством упоения пишут на эту тему книги - и правильно делают, я считаю. Идея-то, как минимум, красивая.
У Грега Игана на эту же тему есть “Diaspora” - но там события происходят в настолько отдалённом будущем, что успешно оцифрована и загружена в симуляцию примерно треть изначального населения планеты.

А вот в “Городе перестановок” переселение в виртуальность для людей пока в новинку. Ещё каких-то десять лет назад себе это могли позволить только телезвёзды и эксцентричные миллионеры, сейчас процедура стала более распространена, но всё равно, конечно, возникают проблемы.
Где мы возьмем столько вычислительных мощностей, чтобы всех этих господ быстро считать?
Если мы одну мысль отсимулируем на одном сервере, а другую на другом - что там и как у человека будет с самосогласованностью?
Если какая-то организация выкупит компьютерное время под свои нужды, то цифровых людей в этот момент вообще никто считать не будет, какое же это тогда цифровое бессмертие?
А гражданские права оцифрованных людей? Это же поле для юридических битв целым армиям крючкотворов на столетия вперёд!
И, наконец, сама реализация цифрового бессмертия тоже ставит ряд вопросов. Нужна ли цифровым людям физиология? Должна ли у них течь кровь? Если да, как она будет сворачиваться, это же нужна отдельная модель для каждого участвующего в процессе белка? Или мы всё-таки можем сбросить детализацию? Что будет чувствовать человек, “очнувшись” в теле с такой странной физиологией?

Часть этих проблем готов решить Дэрем, гений, мечтатель, авантюрист и, по-видимому, шизофреник, нанимающий программистку Марию для того, чтобы та стала богом - создала “зародыш мира”, с помощью которого Дэрем хочет убедить людей, что полноценно симулированная и самостоятельно эволюционирующая жизнь в виртуальных средах возможна. Или, по крайней мере, именно такую цель он озвучивает Марии… Конечно, на самом деле всё намного сложнее.

Иган. Иган никогда не подводит. Думаешь, в этот раз обойдётся и можно будет просто взять и прочитать книгу? И вот ты уже, пройдя отрицание, гнев, торги и депрессию в попытке разобраться, о чем говорят герои, в пять утра лезешь в “Википедию” обновлять свои знания, чтобы с грустью обнаружить,что обновлять там нечего - тех разделов математики, на которые он ссылается, тебе просто не читали. Какие клеточные автоматы Фон Неймана, за что? В этом плане "Город Перестановок" со своей дискреткой был ко мне куда безжалостней "Диаспоры", которая всего-то и хотела, что знания основ структурной топологии. Когда мне говорят, что “читать его невозможно, твоего Игана, он нудный и перегруженный, и вообще пора бы ему определиться, художественный он текст пишет или всё-таки учебник”, я только грустно соглашаюсь. Но продолжаю читать, мне нравятся его медитативные книжки-загадки, книжки-размышления, и то, что в своем творчестве он ориентируется на максимально дальний фронтир для человечества, и мало кто вообще пишет фантастику настолько далекого после-после-после завтра человечества.

Игану, как правило, удаются довольно живые и сложные герои. Правда, в “Городе перестановок” оба героя, конечно, тоже живые и сложные, но достаточно неприятные. Дэрем не то, чтобы какой-то специально гадкий, он просто одержимый своей идеей, узконаправленный луч, для него не существует ничего, кроме его теории. А технические озарения у него перемежаются с приступами бреда, спутанности, и рыданий на полу, и всё это очень реалистично, конечно, для ментально нездорового человека, но показано с таким болезненным реализмом, что даже смотреть неловко.

А вот Мария… Мария - это атас. Может и ничего как программистка, но как человек просто на диво токсичная.
Её бойфренд: предлагает отказаться от предложенной ему в другом городе хорошей и долгожданной работы, чтобы остаться с Марией, у которой внезапно тяжело заболела мать.
Мария: - Ты это делаешь, чтобы не бросать меня и не чувствовать себя плохо! Почему всё должно быть про тебя!
Её бойфренд: офигевает по мужиковски.

Дэрем то бредит, то рыдает, Мария токсичит, и динамика их отношений здорово напоминает езду на велосипеде по шпалам. Я думаю, что настолько трудные для читателя герои это не баг, это фича, часть авторской мысли о том, что Творец нового мира - не обязательно хороший или сколько-то симпатичный нам человек. Таких мыслей в романе много, и меня больше всего задела одна из побочных сюжетных линий, сконцентрировавшаяся на исследовании чувства вины и на том, что цифровое бессмертие - возможно, самое близкое воплощение идеи Ада, который человек вообще способен для себя создать. Прекрасное далёко может и не будет к тебе жестоко, но вот ты сам - будешь.

Из моего отзыва может показаться, что в романе много религиозных аллюзий - это совсем не так, по-настоящему религиозная тема там одна - идея Творца, и то, нужен ли он, этот творец. И если нужен, то зачем и какой. Идея филигранными стежками прошивает весь роман, рифмуя разговоры Марии с её увлекшейся новой религией “Господа Безразличного” матерью с по-Игановски катастрофической развязкой.

Итого: у Игана вообще нет книг, которые бы мне не понравились, для любого любителя твердой фантастики он настоящая утеха и отрада, зорюшка трансгуманизма и автор этих “скучных учебников матана, которые не похожи на художественный текст”. “Город Перестановок”, предсказуемо, рулит.


Филип Дик - Человек в высоком замке.
Филип К. Дик придумал завораживающий и удручающий своей концепцией мир - мир, в котором во Второй Мировой Америка, не справившаяся с Великой Депрессией, проиграла и в результате нацисты победили и достигли мирового господства. Зоны влияния щедро и по-братски разделили между собой Германия, впитавшая в себя почти всю Европу и даже восточное побережье США, и Япония, отхватившая кусок западного побережья. Русские, чья роль в войне вообще не стоит, видимо, по мнению Дика, никакого упоминания, оказались отброшены “на их прародину Азию ездить на яках и охотиться с луком”.
И на этом моменте мне страшно захотелось поговорить с Флипом К. про то, как он так причудливо расставляет исторические акценты. Ну ладно, яков и луки скрепя сердце стерпеть можно, но какими силами, каким флотом Германия через всю Атлантику высадила бы войска на восточное побережье, и как бы эти войска успешно захватили огромную территорию, на которой жили достаточно решительные и крайне не кисло вооруженные на душу населения люди?

Ну ладно, не любит Дик Россию, имеет право, но то, как легко он отбросил проработку альтернативного военного театра для своего мира, меня насторожило. И не зря - после прочтения у меня осталось впечатление, что мир-то Дик придумал, а дальше заскучал.
Вырвал из истории Америки сложные, скандальные и безумно интересные страницы про интернирование японцев - у вас ведь тоже “Америка” приходит в голову совсем не с ассоциативным рядом, в котором быстро всплывают “концентрационные лагеря”? - и не заменил их ничем.
У книги есть экранизация - и вот она постаралась с проработкой мира и с тем, чтобы поймать душный ужас, который возникает, когда хорошие и честные счастливые американские мальчики вместо того, чтобы собирать значки в бойскаутах, маршируют в Гитлерюгенде. Но книга оставляет почти всё окружение за скобками, концентрируясь на сбивчивых внутренних монологах главных героев.

И герои эти - не особенно симпатичные люди. Пытаешься найти в них какую-то черточку, за которую можно зацепиться эмпатией, пролетая на огромной скорости мимо стеклянного фасада неадеквата, и не выходит ничего.
Фрэнк Фринк - король кринжа, перемежающий совершенно ненужные мне подробности токарного дела воспоминаниями о бывшей жене, которой надо бы “мужика настоящего показать” и которая от “ненастоящести” Фрэнка как мужика, мол, несчастна как баба, ведь все же бабы несчастны без настоящего мужика, и её этим вернуть. В сериале такой интеллигентный мальчик его играет, акценты сместили на то, что Фрэнк на самом деле умница и художник, но в книжке это какой-то забулдыга сальный токарь депрессивного соцреализма.
Жена его бывшая - а в сериале и вовсе не жена - тоже хороша. Человек, которому жизненные указания даёт исключительно воля случая и зуд в левой пятке, и хотя Дик пытается показать её мысли или поступки, выглядит так, как будто персонаж просто тебя погребает под лавиной спонтанной истерики. То она плачет, то смеётся, то отправляется в постель с опасно выглядящим парнем, которого встретила две минуты назад, то идёт в душ в одежде, то едет не пойми куда, то решается на серьезное преступление… никак его не обдумав, не рефлексируя моральную сторону, не терзаясь выбором. И даже если вы напрягаете все волевые мускулы в попытке увидеть в этой героине душевный излом и женщину трагической судьбы, ничего не выходит, на глухо неадекватного человека Джулиана Фринк похожа гораздо больше.

Мир толком не описан, а проводить время в голове главных героев было неприятно, и, к сожалению, мне так и осталось непонятным - зачем всё это.
Сказать, что если б нацисты победили, был бы неплохой в общем-то мир, просто без славян, африканцев и прочих богом забытых малых народов, но это ничего, зато на Венеру нацистские шаттлы бы летали? А то вот победили нацистов, остались без космической экспансии? Ну зря ты так, Филип К!
Провести героев по какому-то пути? Но в персонаже вроде Джулианы не найти никакой внутренней логической эволюции, только будущий океан случайных величин.
Показать японцев неадекватами, так увлёкшимися великой американской культурой, что они готовы отваливать баснословные суммы за аутентичные пластиковые часы с Микки-Маусом? Я не знаю.

А сериал славный. Не великий, просто хороший современный сериал, который делает чуть больше работы над штрихами к миру - от пенсионеров, читающих мангу в Тихоокеанских Штатах, до хороших американских домохозяек, пытающихся втиснуть себя в формат “киндер, кюхе, кирхе” в реалиях нового Рейха. И люди в нём выглядят более человечными, и мир страшный и жестокий, а не просто есть, как в книге.

И да, я из тех занудных людей, которые всегда говорят “а вот книга лучше!”. Этим человеком быть очень легко, вот возьмём, к примеру, экранизации Стивена Кинга. Да хоть бы “Противостояние” недавнее, экранизация которого апокалиптическая катастрофа сама по себе… ладно, молчу, не отвлекаюсь. Ну что ж, и на старуху бывает проруха, а в сложной судьбе убеждённого любителя первоисточников - “Человек в высоком замке”.

Филип Дик - Автофабрика.
Постапокалипсис. Немногие выжившие люди пытаются, уж как это водится, заново отстроить цивилизацию, но им мешает то, что они оказались в очень странной ловушке: все их базовые потребности покрывает автофабрика. Гигантский и полностью автономный фабричный комплекс день и ночь производит товары, отказаться от которых невозможно, и деться, в общем-то, от них некуда.
Запасы полезных ископаемых подходят к концу, а у людей нет возможности отучиться от технологической соски-пустышки и вырасти...

Небольшой рассказ Дика, очень олдскульный, никаких тебе нейросетей, никаких Зловещих Долин, только лампочки, перфокарты, механика и хардкор.
Интересен как сам по себе, так и своим осовремененным переосмыслением в сериале “Philip K. Dick's Electric Dreams”, в котором добавили женских персонажей, романтику, подтянули уровень технологий до современных представлений и немного сместили акценты с диковской неизбежной галактической обречённости на робкую надежду для трансгуманистов.
Капитан Кацура!!

Книги мая: фансервис, червь-резонёр и замена марса на луну, а мальчика на девочку

«BUBBLE» - Чумной доктор. Книга 1. Капкан.
Мироздание! Моя фраза, что в "Майоре Громе" всё было бы лучше, не будь там самого Грома - это же шутка была. А тут, внезапно, такой спин-офф существует, да ещё и повествует о том, как технический гений, гик и харизматичный умник Разумовский с его верным телохранителем и “другом детства” Волковым поженились и усыновили Валеру.

Ну, может, не совсем поженились, а просто снимают вместе тайную злодейскую базу, но дочь усыновили точно - взяли шефство над отличницей, спортсменкой, красавицей и пацанкой Лерой, из которой Разумовский хочет воспитать вигеланта для грешного Готэм-Питера, нового Чумного Доктора. Только хорошего, самого справедливого в мире (так мы ему и поверили). И вот Лера начинает по ночам патрулировать город и беспричинно избивать хулиганов...

Первый том в основном многообещает, так как много сюжета в него, к сожалению, не поместилось, но читать дальше эту серию я, конечно, обязательно буду. Лера симпатичная и интересная героиня, моральным принципам которой в сюжете наконец-то уделено больше внимания, чем фигуре - и не наделённая никакими сверхсилами. Хотя… девушка совмещает учебу в меде, тренировки по кен-до, и работу вигелантом по ночам, так что видимо Лерина сверхсила - бесконечная батарейка.

Стиль рисунка не совсем по мне, зато комикс отсыпает фансервиса фанатам СероВолка, как сеятель на картине Остапа Бендера сыпал облигации. А смотреть, как ребята заваривают чаёк, перекидываются шутками и тренируются вместе, можно как на горящий огонь или текущую воду, бесконечно. Я буду это читать, даже если СероВолк будут ходить по магазинам и фикусы покупать, а в свободное время требовать от Леры стоять под водопадом на одной ноге, так куда же без этой практики герою боевой манги. То есть комикса.

Примеры арта:
[+++тыц+++]

Фрэнк Герберт - Бог-Император Дюны.
Бог-Император Дюны — эта одна из тех книг, в процессе чтения которых задаешься вопросом, где же, как читатель, ты свернул не туда на своём литературном пути. Что пошло не так? Почему жизнь покатилась под откос? Почему я лопачу эти сотни безрадостных страниц, на которых червь-зануда переливает из пустого в порожнее, его мажордом раболепно трепещет, а начальник охраны страдает от скуки истерическими припадками? Это какая-то пьеса пустоты для трёх актёров, каждый из которых воплощает какой-то аспект моральной дебильности.

Итак, далёкое будущее. Три тысячи лет человечеством правит Бог-Император Лето II Атрейдис, который в прошлых книгах слился в экстазе то ли с тунцом, то ли с плотвой, и с тех пор гигантский червяк-всезнайка, заканчивающийся с верхней стороны лицом. В империи этого императора настолько ничего не происходит, что заговоры ему приходится организовывать самому против себя, а когда он не организует заговоры, он развлекается программой скрещивания - выбирает каких-нибудь случайных людей и приказывает им "е*итес!", причём чего он пытается этим добиться, не знает даже он сам.

Темам "скрещивания" в книге уделено такое количество неадекватного внимания, что кажется, что наблюдаешь не за разумом тысячелетнего Бога, а за бедовой головушкой подростка в пубертате. Это портит и без того унылое повествование, и хочется то ли помыться, то ли намять лицо фейспальмом.
Например, ближе к середине книги червь влюбляется в настоящую девочку, генетически выведенную заговорщиками, чтобы в себя его влюбить, и десятками страниц страдает, что в его червивом теле нету члена, чтобы девочку эту уестествить. При этом автор утверждает, что у червяка есть доступ ко всей коллективной генетической памяти человечества! На минуточку, у вас же там орден Бене Гессерит только из женщин состоит и тысячелетия как-то справляется с жизнью без единого члена, ну ёклмн, за что читателям вся эта драма - буквально - на пустом месте?

Час от часу не легче, проблему императорского члена начинают обсуждать или как-то комментировать все персонажи в книжке вообще, переходя к ней чуть ли не на государственных заседаниях опосля всех политических вопросов, а иногда и до. Поймали шпиона - надо допросить его про член! Обсуждают проблемы экологии? Не забудьте и про член поговорить! Что у нас в каждой бочке затычка? Конечно же член! Член хорош к каждому разговору, за завтраком, обедом или ужином, дома или в гостях, в пышном императорском дворце или в скромном фрименском съетче, возможности затереть за императорский член в каждом доме рады!
Восемьдесят процентов книги состоит из этих вот хреновых, так сказать, диалогов, а остальные двадцать заполнены не менее абсурдными заходами автора на темы вроде "мужская армия вызывает гомосексуализм" и рассуждениями о природе власти. Эх Херьберьт, зачем ты пытаешься бороться за пацифизм гомофобией, что это за попытка ударить автопробегом по безработице, ааа, за что.

Моя проблема со вселенной “Дюны” в том, что после первой книги осталось ощущение, что вот уж теперь что-то наконец-то произойдет, что-то, к чему столько тысяч лет готовились. Что автор готовит сцену для значительных событий. А на самом деле хрен нам, а не события.

Итого: я не понимаю, зачем эта книга существует. Ангст вокруг червивого хозяйства быстро заседает в печёнках, вселенную Дюны эта вся жесть никак не развивает, герои вызывают примерно пятьдесят оттенков отвращения, особенно истеричный Айдахо, который на посту начальника стражи только и делает, что спит со своими подчинёнными, впадает в припадки ярости при виде целующихся девушек (да кто вообще так делает?!), соблазняет невесту императора, и напропалую бухтит о тяжестях своей жизни.

Энди Вейер - Артемида.
"Артемида" - роман Энди Вейра, автора со всех сторон крепкого, веселого, и по-хорошему спорного "Марсианина". Но поверить, что оба произведения принадлежат перу одного писателя, сложно. В "Марсианине" был симпатичный главный герой, уместный юмор и напряженный экшен, и ничего этого в Артемиде и в помине нет.

А что есть? Есть город на Луне, зарабатывающий на туризме и производстве алюминия, размером с крупную деревню, где все друг друга знают. Есть в этом городе богатые люди, у которых собственные особняки, а есть бедные, как главная героиня, вынужденная ютиться в капсульном отеле, но только не отеле, а это на постоянной основе у людей такие апартаменты. Почему, вы спросите меня, вообще возникает необходимость хранить людей как шпроты, если алюминия для производства новых куполов вокруг как воды в море, а человеческая кукушечка плохо приспособлена для тесных замкнутых пространств? Не знаю, это мне осталось непонятным, зато социальное неравенство очень мотивирует героиню идти к своей мечте. Мечта у неё заключается в отдельном жилье с собственной уборной, и понять её конечно можно, не только москвичей испортил квартирный вопрос, но понять и сопереживать - это разные процессы. А сопереживать героине не выходит - и здесь никак не обойтись без оценочных суждений, но она мерзкая, глупая, эгоистичная Мэри-Сью, и лично у меня каждое её взаимодействие с людьми в книжке вызывает отторжение.

Во-первых, она единственная на всю свою лунную деревню преступница, и все односельчане про её незаконную деятельность знают, даже констебль, но всё ей прощают, ведь она такая особенная, крутая и милая.

Во-вторых, она много лет точит зуб на мужика, к которому ушёл её бойфренд, осознав, что он гей. На полном серьезе ему предъявляет, что он ей жизнь сломал, всё существование отравил, по гроб жизни обязан... и мужик, вместо того, чтобы покрутить пальцем у виска на все эти бесноватые претензии, ввязывается ради гг в опасные для жизни авантюры, лишь бы с ней помириться и дружить, ведь она такая особенная!

В-третьих, местный воротила нанимает гг для саботажа, частью результата от которого будет полное отключение подачи в город кислорода... и гг берётся, и все ей сходит с рук (вы не забыли, что она особенная?) и она в принципе не задумывается о том, что не ок рисковать жизнью всей деревни ради заработка. Это ж насколько отбитая вся идея, что некто, всю сознательную жизнь проживший в космосе, согласится на такой саботаж?
Вон в цикле Кори "Пространство" людей в ближайший шлюз всем скорым на расправу товарищеским судом выбрасывают, даже если они по глупости или недосмотру где-то плесень развели или допустили утечку, и это чёрт возьми логично! А у Вейра непонятно, как героиня может обладать хоть каким-то мозгом и техническими знаниями, если ясная как божий день перспектива пилить сук, на котором она сидит, ничем её не смущает.

В-четвертых, техническими знаниями она обладает сразу всеми! Прекрасная сварщица, оператор дронов, гений микроэлектроники, который, послушав пару лекций, может придумать и набросать чертежи для прибора любой степени сложности, обязательно с элегантным дизайном, ведь она такая особенная!

В-пятых, она конечно и внешне совершенно прекрасна, нельзя вот так просто посмотреться в зеркало и не прокомментировать, что "фигурка у меня что надо" или что-то в том же духе. Ни одна знакомая мне живая человеческая девушка, когда смотрит в зеркало, не видит там "фигурку что надо", а видит там невеселый перечень недостатков, и очень сложно найти довольную собой женщину, и за этим есть свои социальный причины - но героиня-то у нас особенная, так что слушайте-слушайте про то, как её вид в одном белье, например, повергает людей в благоговейный трепет.

И в-шестых, героиня постоянно пошлит, причём речь не идёт о какой-то игривой иронии или завуалированных непристойностях, нет, она пошлит как двенадцатилетка, которая изо всех сил хочет казаться среди ровесников старше и матёрее. Выходит максимально кринжово - то при закусывании соска шланга она советует читателю "не слишком возбуждаться", то умыться не может без комментариев про брызги жидкости в лицо, то пива хлебнуть без отсылки в к своему огромному опыту по части орального секса. Я вообще-то люблю, когда в книжках у героев здоровая сексуальность какая-то есть, но в данном случае у автора получилось отразить интимную сторону героини максимально похабно и неуместно, не надо так.
Ни одна книжка не становится лучше от "шуток" про минеты за дружеским стаканом пива, ни одна, Карл!

Итого: невнятный остросюжетный янг-адальт про дерзкую девицу, которой по тексту за двадцать, но бестолковка у неё варит на неполные двенадцать, и никакие технические подробности про сварку алюминия, которых здесь насыпали от щедрот, и никакие детективные "вот это повороты" сюжета не помогают скрыть тот факт, что героиня в книге должна бы читателю нравиться, а она делает вообще всё, чтобы бесить.
gar4char

чти методологию, мать твою

Степан Шеич - Харлин.
У амбициозной студентки-психиатра Харлин Квинзель есть гипотеза, что долгая экспозиция к насилию повышает агрессивность поведения и разрушает в человеке эмпатию, возможно, обратимо. Идея не нова, ей ещё Альфред Бандура в шестьдесят первом баловался, и хотя уже к девяностым набрался солидный багаж критики его исследований, мы до сих пор расхлебываем столовой ложкой горячие заголовки вроде “жестокие видеоигры\комиксы\книги делают детей жестокими!”. Но ладушки, не ждать же от Харли внимательной работы с источниками, тем более яркое зарево идеи всех излечить и исцелить застит ей глаза и мешает нудно перелопачивать горы монографий.

Чтобы как следует разобраться, что там как по части “распада эмпатии”, Харлин нужен грант на исследование и нужны настоящие преступники. К несчастью для неё - и для города - и то, и другое находится. Люшес Фокс готов отсыпать доктору немного денег мистера Уэйна, очень-очень заинтересованного в вопросах борьбы с насильственными преступлениями. А что касается осуждённых - дверь перед Харлин распахнёт легендарная лечебница Аркхам. Где уж конечно нет недостатка в личностях с дефицитом эмпатии - тут и Киллер Крок, и Ядовитый Плющ, и, конечно же, в очередной раз свежепойманный Джокер... Джокер, который видит в милом докторе Квинзель свой золотой билет наружу.

Крайне назидательный комикс про то, что бывает, когда пренебрегаешь изучением литературы, плохо планируешь эксперименты и настолько влюбляешься в собственную гипотезу, что начинаешь субъективно искажать реальность, чтобы во что бы то ни стало эту гипотезу подтвердить, а сверху полируешь все эти и так нехорошие моменты ролью спасателя. Ничем хорошим такое, конечно, не закончится.

Комиксу очень удалась субъективность восприятия событий главной героиней - этому способствует и то, что история подается через её внутренние монологи, и рисовка. Джокера Харли видит как такого романтического героя, всеми непонятого, неразгаданного (ну конечно), такого красивого и ранимого в лунном свете.
У читателя же в голове включаются все пожарные сигнализации, и мигают красными лампочками - потому что нельзя, нельзя, не отключая мозгов, проникнуться Джокером (помните, что он сделал с Барбарой Гордон в “Batman: The Killing Joke”? Ага, вот и хорош “непонятый” и “романтический”!), и особенно жутко наблюдать, как у Харли никакие такие тормоза не включаются, и она весь комикс уверенной твердой походкой катится по наклонной, не приходя в сознание, сейчас сейчас, вот закончит своё исследование и обязательно всех спасёт, особенного его. Его. Никто не смог спасти, а она сможет.

Степан Шеич, почему мне так знакома твоя рисовка? Ах да! “Sunstone” же, известный и уважаемый лесби-BDSM комикс. Разумеется, совершенно случайно мне попался, и вообще вернёмся к главному - рисует Шеич шикарно, Харлин у него такая, что даже когда в свитере и юбке, как будто без, а уж от пары стрипов с Айви просто дышать забываешь и язык проглатываешь. Вообще не ждёшь такой жаркой картинки от DC, а тут даже на сцену 18+ не поскупились, вместо традиционного чёрного экрана.

Итого: и красиво, даже горячо местами, и занимательно, и, в принципе, шлет очень нелишний месседж про то, “предвзятость подтверждения” - не лучшее качество для исследователя. У меня была электронная версия для Kindle, в бумаге, наверное, вообще шикарно, томик чистого удовольствия.

PS: ну конечно можно докопаться к сценам, где к какой-то пигалице поговорить про её дипломную работу приходит лично окружной прокурор (р-реализм!), да и вообще Дент в сюжете не очень понятно, зачем нужен, но я докапываться не буду.
Лоял Гуд

Книги мая: марксисты против Толкина и сексуальный мозг

Чайна Мьевиль - Вокзал потерянных снов.
Вокзал Потерянных Снов - это фэнтези-стимпанк, с элементами жести, тентаклей и постмодерна.
Среди его героев - то ли физик, то ли математик Айзак Гримнебулин (мы ещё вернёмся к тому, что Мьевиль любит всё русское, потом), его любовница Лин - идеальная ламповая молчаливая, но чуткая и заботливая тян, правда, с головой жука, и антропоморфная птица Ягарек, которого выгнали из родного племени за страшное преступление, да ещё и крылья отпилили. Ягарек надеется, что инженерный талант Гримнебулина поможет ему обрести полёт, Азак надеется подзаработать и прославиться, Лин надеется, что про их отношения с Азаком никто не узнает, так как на межвидовые связи народ смотрит косо. Но всем этим надеждам сбыться не суждено, так как исследования Айзака погружают город в такой кризис, к которому никто не был готов. Ни криминальные боссы с их натренированными мордоворотами, ни мэр с полицией, ни биочародеи, превращающие людей в орудия… У города похитят сны.

Мьевиль очень странный мужик. Лысый, накачанный, татуированный и как будто до чертиков злой - как будто не литератор на тебя смотрит с фотографии, а лидер ячейки местных футбольных хулиганов. А ещё он пламенный марксист, и очень любит писать эссе про Ленина и Троцкого, разбираясь в интересах и вкусах этих деятелей с глубоким энтузиазмом. Видимо, отсюда его любовь к славянским фамилиям и пересыпанию своего текста словечками типа pogrom - увы, вот эта радость теряется в переводе, как Берджессовский “Надсад” из “Заводного Апельсина”, например. И вот если почитать его эссе, оказывается, что у Мьевиля личная литературно-политическая вендетта против “Высокого фэнтези” вообще и Толкина лично. И книжку свою Мьевиль написал явно, чтобы высокое фэнтези топтать, все шаблоны крушить, каноны ломать, трубы шатать.

Вот только когда крушишь всё и шатаешь, легко потерять чувство меры. Вместе с эльфами, древней магией и благородными героями в топку революции Мьевиля улетела его же логика сеттинга. Улетели какие-то черты героев, за которые можно было бы зацепиться и сопереживать. И даже хвалёная очень богатая фантазия автора при ближайшем рассмотрении не то, чтобы такая богатая. Ну придумал он людей кактусов, ага. С зелеными грудями и млекопитающих. Ну людей птиц. С пернатыми грудями. Ну людей жуков. С красными грудями. Да что там, даже у бабочек откуда-то есть соски. И уже не так весело от всего этого биоразнообразия.
Для меня ВПС - самая противоречивая книга, прочитанная лет, наверное, за пять. Мне нравится многое из того, что говорит автор. Но то, как он это говорит, мне случилось за восемьсот страниц возненавидеть.

Что говорит Мьевиль? То, что жанр фэнтези не должен быть заложником, запертым в рамках аграрного идеала, золотой эпохи всеобщего процветания хоббитов в Шире, где маленькие сквайры трут муку маленькими ручными мельницами и курят маленькие миленькие трубочки.
Как он это говорит? Вставляет чернушные описания разгона милицией мирной забастовки рабочих-ксенив (нелюдей), требующих справедливой оплаты труда. Описывать бойню автор любит, умеет и практикует, во все стороны летят фонтаны крови, кишок, рвоты и нервного яда. И вот зачем так-то? Нормально общались же, правда что ли никак иначе нельзя было мысль, что фэнтези не только про благородных господ с родословной на десять страниц в примечаниях, но и про простых рабочих может быть, проиллюстрировать?

Что говорит Мьевиль? Что в фэнтези женским персонажам часто не хватает “мяса” и характера.
Как он это говорит? Почти все его героини - жертвы, проститутки или жертвы-проститутки. Какую-то девушку нашли в кустах с утра загрызенной местным престарелым вампиром? А, ну так она проститутка. Герой идёт куда-то встречаться с агентами тайной полиции? Ну так в квартал красных фонарей, к проституткам. Шумит кто-то под окнами? Это клиента обслуживает проститутка. Труп выловили из речки-вонючки? Это проститутка. Речка, наверное, тоже проститутка. Не проституток в книге, кажется, всего три, если не считать эпизодических персонажей, причем одна из них секретарша мэра, вторая - журналистка, а третья - художница со свободными нравами. Уважаемый товарищ, эцсамое, Китай. При всём моем уважении, почему в вашем сеттинге социальный лифт везет всех женщин на один этаж?

Что говорит Мьевиль? Что фэнтези не должно быть эскапистским и уводить человека от реальных проблем и реального личного роста в воображаемые миры.
Как он это говорит? Ну, весь ВПС танцует вокруг идеи “Преступления и Наказания” и как у людей восприятие преступлений фильтруется через две линзы - через линзу “греха” - насколько это против морали, и линзу “возмещения” - насколько преступление можно “искупить”. А это, очевидно, не единственный способ, как бы можно было устроить правовую систему. Вот Мьевиль и предлагает - вот вам странный город, где нет тюрем, и никто не содержит убийц на свои налоги, зато всех преступников перешивают, переделывают в какие-то агрегаты, приспособленные на благо общества. А вот вам странная пустыня, где гаруды считают преступлением лишь одно - кражу выбора, но уж за неё-то карают соплеменников просто кошмарно, так как никакого “искупления” к краже выбора быть не может.
Классно, мне всё нравится. Интересно ли это читать? А вот нет! Все эти размышления и модели Мьевиль налил в максимально вязкий текст, просто под крышку заполненный всякими совершенно не относящимися ни к героям, ни с к сюжету, ни к самой проблематике справедливости деталями. И вот читаешь, читаешь, думаешь “зачем там была сцена на пять страниц, где ГГ ковыряется у себя в попе”, а она незачем, прост.
Думаете, вы к такому устойчивы? Мне тоже казалось, что я-то уж человек кремень! Что мы, не читали Уэлша и Паланика, не заныривали что ли вместе с любимым авторами во всякие самые грязные унитазы Шотландии в поисках литературных острых ощущений? Но сцена протягивания кабеля на три главы ближе к концу меня просто убила и раскатала. Автор, ты вообще чего? У тебя кульминация, почти конец книги, а ты гонишь строку как люди тянут кабель, зачем, туда вообще буквы не надо тратить! Давай опиши, почему Ягарек сделал то, что сделал, что его к этому толкнуло, как так вообще вышло. Давай, поясни, почему Айзак за какие-то секунды внутри себя отказался от дружбы, за развитием которой мы наблюдали всю книгу? Но нет, внутреннему миру героев достаются какие-то обкусанные строчки, обглоданные буквы, а вот кабель, чертов кабель - это важно.

И вот мне так и осталось непонятно - то ли Мьевиль просто писать не умеет и не понимает, как раскрывать героев, что они там должны пройти какой-то путь, как-то измениться, что автор должен читателю показать, как они изменились и почему, то ли писать он умеет, но специально издевается всеми этими ковыряниями попы и прокладками кабеля. В результате мне книжки было и слишком много, и слишком мало.
Мне определенно ничего не хотелось знать про то, как именно жуки пережевывают и отрыгивают глину и как именно пахнет канализация в разных районах города, в зависимости от плотности населения и его достатка.
Но мне очень не хватило красоты - мне хотелось бы увидеть охотящихся в пустыне гордых и сильных гаруд, чьи золотые перья раздувает раскаленный ветер. Мне хотелось бы увидеть, как живут водяные, способные делать из воды потрясающие, хоть недолговечные произведения искусства. Мне хотелось бы почитать больше про противостояние Айзака с лучшим биочародеем в городе Вермишенком - был же Вермишенк когда-то молод и горяч, как это сочеталось с его способностью засовывать в других людей руки по локоть? Мне бы даже про пару любовников-наёмников, бойца и метал-чародея было бы интересно почитать. Столько всего могло бы быть в этой книге, мне так хотелось её полюбить, но автор решил, что ковыряние в попе важнее. За что. Ну за что?!

Итого: Мне книга понравилась. И не понравилась. Разочаровала, но зацепила. Огорчила, хотя и порадовала. Не советую. Хотя, конечно, почитайте.

Geoffrey Miller - The Mating Mind: How Sexual Choice Shaped the Evolution of Human Nature.
Первый раз мне попался Миллер на сайте quillette, широко известном в узких кругах интернет-издании, которое относят к “интеллектуальному дарквебу” (если такая вещь вообще существует, в чем Википедия лично не уверена). Меня заинтересовала его статья с критикой того, что современные требования к инклюзии студентов с особыми потребностями такие суровые, что не по силам этим самым студентам с особыми потребностями. После изучения интервью оказалось, что автор
- идентифицируется как аутичный человек
- тролль и няша
- эволюционный психолог
- считает, что женская бисексуальность - это киллер фича с точки зрения эволюции, так как позволяет нагрумить, начесать и вовлечь в отношения больше особей вашего вида, а это всегда хорошо. Самое милое объяснение явления в веках! Все любят нежную девичью дружбу, даже эволюция.

К этому моменту уже начинаешь жалеть, что профессорам, рассказывающим такое на ю-тубе, никак не засунуть деньги в трусы, а дальше оказалось, что у Миллера есть ещё и книжка. Которая, увы, существовала только на английском, жутко толстая и никак не была переведена. На этом мой интерес к экзальтированному интеллектуалу потолкался-потыкался в пустоту и угас, как тут, внезапно, всего через какие-то три года после всех приключений, книжку перевели. А после выхода у себя на родине - аж и через все двадцать.

Да, там люди уже двадцать лет читают, зачем людям мозг, творчество, способность рассказывать сказки и вешать ажурную лапшу на уши симпатичным самочкам (и самцам, кому предпочитаете, я не осуждаю!). Так вот, по Миллеру, сложный человеческий разум - это эволюционное излишество, практически, гандикап. Смотри, какой большой мозг я могу отрастить, как много глюкозы ему скормить, какой удивительной ерундой грузиться, как я хорош и способен выживать даже с таким мозгом, м, м? Пойдем в кусты, займемся половым отбором?

Теория очаровательна сама по себе, и, конечно, подкупает всех людей с IQ> 120, так как при чтении сразу чувствуешь себя таким приспособленным и эволюционно востребованным, привлекательным даже. Сразу хочется пойти и эту свою эволюционную приспособленность кому-нибудь продемонстрировать, ведь именно для этого, по Миллеру, существует культура.
Стихи люди пишут? Ну, это для того, чтобы своими вербальными способностями прихвастнуть, в прозу бы каждый дурак смог, а ты давай смоги в стихи, со всеми этими рифмами и прочими гекзаметрами. Хотя тексты тоже можно сложные делать, ведь мы волшебным образом употребляем гораздо больше слов-синонимов, чем нужно, чтобы просто и ясно донести мысль. Ни для чего, кроме соблазнения, не нужна разница между лазурным, васильковым и бирюзовым, говорит нам Миллер.

Читать книгу приятно и как-то лихо, ну и, конечно, весело, так как шутить и троллить автор, к счастью, при её написании не перестал, так что текст бежит в голову гладко, а не как, например, Докинз, от скучного стиля которого хочется умереть, и возможно даже три раза, при всем уважении к значимости гипотезы эгоистичного гена. На Докинза Миллер, кстати, ссылается часто и охотно, так что книжку Миллера лучше начинать, когда с Докинзом вы уже благополучно покончили.

Манера подачи очень методичная и материал структурирован отлично. Если вы как-то подзабыли, что такое половой отбор, чем он отличается от естественного, как он происходит и куда это там он убегает, автор это обязательно объяснит, раз пять или шесть - не спрячетесь, вся первая треть книги этому посвящена.

Середина книжки вообще огонь, и расскажет, например
- почему у человеческих женщин такой вот клитор в таком странном месте, так странно работающий - ну конечно же ради выбора самых заботливых и милых самцов, которые его найдут и потеребонькают, чем увеличат желание самочки сношаться с ними ещё и ещё и свой репродуктивный успех.
- почему у мужчин жир откладывается на животе, а женщин на бедрах. Нет, это понятно, что из-за гормонов, но почему так?
- зачем человеку такой огромный по меркам приматов пенис?
- зачем вообще человеческим самкам самцы, если с чем угодно можно справиться и без них (у сапиенсов очень маленькая разница в размерах самца и самки, около 10%), а проблем от них не оберешься? Спойлер: ну зато они прикольные!

Последняя треть книги как-то проседает по динамике отжига и пепеления, так что мне пришлось сжать зубы в кулак и всё-таки на силе воле добить кирпич. И вот теперь переходим к минусам - буквы, очень много букв. Автор любит каждую мысль повторять раза по три, а уж маркеры приспособленности будут летать у вас вокруг головы как чирикающие птички к концу почтения. Видно, что человек просто получает удовольствие от написания текста и демонстрации собственного интеллекта - и маркеров приспособленности, и придется лечь на рельсы или объявить голодовку, чтобы его остановить.

Всё изложенное в книге, конечно, авторская теория, все эти очаровательные вещи про поэзию как инструмент полового отбора или мозг как маркер приспособленности не поднимешь на знамя совершенно достоверного научного знания. И, конечно, кое-какие неудобные вопросы автор не освещает. Мне, например, страшно любопытно, если мозг - это самое сексуальное, что есть в человеке, почему же стадионы визжащих фанаток собирают рок-звезды, а, не, скажем, лекции Хокинга?

Итого: книгу я рекомендую вообще всем, кому интересна психология, секс и почему он у людей такой, теория эволюции, биология и антропология. Как минимум, посмеётесь. Как максимум - почувствуете себя прекрасно приспособленной привлекательной и интеллектуально могучей особью, ну и сможете рассказывать самочкам со схожими интересами, почему у них такой клитор, чем наверняка повысите свой репродуктивный успех, profit!



gar4char

Книги апреля: куда делась музыка, лесби-эльфы и целая другая книга про полиаморию

Роберт Сапольски - Кто мы такие? Гены, наше тело, общество.
Почему та необычная девушка, то одаривающая вас знаками внимания, то пропадающая со всех радаров, всё не идёт у вас из головы не первый год?
Почему, вопреки стереотипам о любви девушек к опасным плохишам, хитрые самки подзуживают двух доминантных самцов подраться, чтобы под шумок в кустах спариться с самым добродушным и заботливым парнем в стае?
Зачем павлину такой хвост, и почему ваша подруга продолжает обиженно бухтеть, даже после того, как вы уже полностью исчерпали конфликт и стоило бы двинуться дальше?
Почему бедные курят и злоупотребляют алкоголем чаще, чем богатые?
Можно ли вырасти спокойным у тревожных родителей?
Почему у людей отцовские гены стараются сделать ребёнка покрупнее, даже при том, что это увеличивает риск смерти матери от осложнений беременности родов и при чем тут полигамия?
Может ли отсутствие доступа к чизбургеру быть основной для линии защиты обвиняемого в убийстве?
Как так получилось, что в народах, вышедших из пустыни, ненавидят женщин?
И, наконец, почему всю стоящую музыку, как по мне, просто перестали делать после двухтысячного года, черт возьми?

Вот об этих и других вопросах научно-популярная книжка Сапольски, которая гораздо больше популярная, чем научная, зато пойдёт скрасить пару вечеров за изучением основ эволюционной биологии самому широкому кругу читателей. По уровню она примерно как “Всё как у зверей” на ю-тубе, только книжка, чистый edutainment - увлекательное образовательное баловство с шутками-прибаутками.

Меж тем, было бы здорово, если бы люди понимали биологию хотя бы на уровне такого баловства, может и поубавилось бы желающих рассказывать про то, что там полагается “альфа-самцу” по факту того, что он альфа-самец (на самом деле не то, что они думают, а уметь проблемы хорошо решать и иметь высокую эмпатию, но это я уже отвлекаюсь). Можно сказать, что в книге несколько непоследовательно изложен самый минимум понимания генетики и эволюционной биологии для образованного человека, и при отсутствии хотя бы такой базы обсуждать с ним что-либо про психологию, антропологию и поведение неинтересно, да и просто незачем.

Юмор у Сапольски местами колючий, особенно досталось, уж конечно, вечно пьяным и помятым славянам, женщинам и молодежи, так что остаётся только расслабиться и принимать его как такого экстравагантного убелённого сединами сенсея, который отвешивает - хорошо хоть вербальный - тумак-другой нерадивым ученикам. Надеюсь, вас такая язвительность не расстраивает, так как в остальном книжка-то хорошая.

Патрик Уикс - Dragon Age. Империя масок.
Арка в Орлее - моя самая нелюбимая часть “Dragon Age: Inquisition”. Под секундомер нужно собирать по кустам спрятанные фигурки коз, и бесконечно бегать по этажам, ради призрачного шанса помирить императрицу Селину - которую мы буквально пять минут назад первый раз в жизни увидели - с её любовницей Бриалой. П, полегче - с любовницей?! Любовницу мы конечно увидели первый раз в жизни три минуты назад и совершенно непонятно, почему нам должно быть какое-то дело до их отношений. У меня за три прохождения так и не получилось нормально этот квест закрыть, я очень плохо коз в кустах ищу и люто не люблю секундомеры.
Но причем же здесь книга, спросите вы меня?

Если вам смутно казалось, что арка в Орлее может вам дать нечто большее, чем поиск коз (ух, та, что на балке, попила моей крови!), если вашу душу терзали смутные сомнения, что за Селиной и Бриалой есть какие-то горы лора, а герцог Гаспар должен бы быть проработан лучше, чем та утлая непись с двумя диалогами - вам не казалось. У всей арки есть огромная предыстория, про то, кто на ком стоял, что там у Селины с её любовницей, из-за чего она разругалась со своим защитником Мишелем, что это за демон Имшель такой и откуда он взялся, и, наконец, кто же во всей этой заварушке был агентом Фен’Харела, если не Бриала. Должен же кто-то им быть, ведь у Фен’Харела везде агенты. Кроме агентов у серого волчка ещё камео, в самом-самом конце книги, в котором он появляется, чтобы безжалостно и подло сделать читателю очень больно - меньшего от него и не ждёшь, правда ведь?

Книга будет понятна только игравшим, и для таковых, в общем-то, неплохой выбор остросюжетного фэнтези-романа. Особенно если игра пройдена вдоль и поперёк, а контента хочется ещё. Тут тебе и интриги, и сложные взаимоотношения сельских эльфов с городскими, и нежная девичья дружба (хоть и с рейтингом на 6+, ну да что поделать, чай не Ричард, понимаете ли, Морган, чтобы NC-стольконеживут писать).
Угнетение эльфов, впрочем, тема не новая - и у Сапковского тех, кто не хочет “сосуществолять”, вытесняют добрым словом и погромами, и в Скайриме норды плохо обращаются с “серыми эльфами” данмерами, так что в плане погромов в эльфинажах книжке удивить читателя нечем, даже дежавю возникает.

Минусы: много, много сцен, в которых одуревшие от скуки дворяне меряются длиной титула, а обе главные героини какие-то несимпатичные.
Селина, которая вроде хочет, как лучше, но делает, “что пришлось”, а “проходится” ей делать геноцид, конечно, и ещё пытается давить всем на жалость, отличная пара для Бриалы, которая хорошая абсолютно во всём, особенно когда этого требует сюжет, но начисто лишена каких-то понятных человеческих слабостей или сомнений.
В результате к концу книги невольно задумываешься - а может ну их обеих, вместе с их слезами, кинжалами, мелодрамой и сложными интригами, в деревню к тётке, в глушь, в Саратов? Может, Гаспара надо было на трон сажать? А, хотя Гаспар носитель идеологии пользы “маленькой победоносной войны” для родины. Так, господа, новая задача для ставки Инквизиции! Можно сделать Орлей республикой?

Jessica Fern - Polysecure: Attachment, Trauma and Consensual Nonmonogamy.
Книжек про семейную жизнь, которые опираются на теорию привязанности, много. Но с ними две проблемы:
1. Книги эти, как правило, написаны с гетеро- и мононормативной перспективы: одна прекрасная принцесса, один храбрый принц, одна та самая "настоящая" любовь до гроба, одно житьё долго и счастливо. Полиаморная публика не только оказывается чужой на этом празднике жизни, но зачастую ещё и заканчивает чтение в более угнетенном состоянии духа, так как вместо полезных стратегий или релевантного опыта она только что прочитала, как автор тебя за твои же деньги в твоё свободное время патологизирует и в хвост, и в гриву.
2. Теорию привязанности в литературе часто освещают так, что лично я прихожу в состояние "гроб, гроб, кладбище" - мол, если не было у тебя безопасной привязанности, ой, всё, непривязанного могила исправит, живи теперь со своей травмой отверженности, не обляпайся, ничего тебе в жизни хорошего не светит. Хотелось бы от чтения литературы по психологической помощи или самопомощи получать всё же что-то иное, нежели ощущение беспросветной безнадёги своего положения.

А вот в книжке Джессики Ферн сразу этих двух недостатков и нет. Во-первых, автор сама умеет, знает, практикует идею, что отношения могут быть самыми разными, и включающими в себя совершенно разное количество людей любых гендеров, главное, честными и доверительными, а во-вторых, текст книги пронизан осторожным оптимизмом на тему того, что какая бы у вас ни была в детстве дезорганизованная привязанность, сейчас-то вы уже взрослый и можете устраивать свою жизнь как хотите, а не только сидеть в углу и плакать, пока кто-то не придёт и не возьмёт вас на ручки.

Процесс формирования привязанности автор тоже понимает широко и как-то свежо и призывает обязательно учитывать контекст - в каком человек рос доме, в каком районе, в какой стране и в каком, в конце-концов, историческом периоде и политическом климате. А то может у кого-то были самые адекватные и заботливые родители, и в такой семье мог образоваться только самый безопасный тип привязанности - но вот жила эта семья в бараке с крысами на отшибе спального района и на рубеже смены исторических эпох. Как-то мне не доводилось раньше задумываться, повлиял ли на мой стиль привязанности любящий спьяну обниматься сосед-алкоголик по коммуналке, но, видимо, да. Это я к тому, что приятно, когда представленные автором идеи и инструменты всё-таки есть, куда к себе приложить (да и другим показать).

Ну и как человек, измученный двумя дипломами, не могу рефлекторно не перейти к актуальности проблемы - да кто их видел, скажете вы, полиаморов этих? А это, внезапно, не так уж и мало людей - по статистике, приводимой автором, в Америке примерно пятая часть опрошенных людей состояла хотя бы в какой-то момент своей жизни в добровольных немоногамных отношениях.

К недостаткам книги я могу отнести, что, во-первых, она на английском, и переведут у нас ее наверняка лет через двадцать, если повезёт, и, во-вторых, она такая серединка на половинку, не совсем понятно, кому всё-таки адресована - людям вообще или психологам.

Для психологов многовато теоретических тонкостей про стили привязанности - про них даже в моём в остальном достаточно затрапезном универе было в программе, а для “вообще людей” такую морально сложную тему, как немоногамия, надо подавать в каких-то изначально простых образах - что нет, полиаморы не пришли разрушить ваши семьи и выпить вашу кровь, развратить ваших детей и устроить аквадискотеку. Несколько лет назад, за рецензию на "Этику бл**ства" - программную книгу по теме полиамории, мне прилетело несколько сотен комментариев в блог, и у половины комментаторов была паническая атака, у второй половины - моральная паника, а у третьей половины и то, и другое одновременно. И это у меня ещё тут публика, видавшая виды ^^

Не найдут отзыва в отечественном сердечке, как мне кажется, воззрения автора насчет угнетения полиаморов. Особенно мне понравилось, мол, как они бедолаги угнетены, ведь всё жильё строят под стандартные нуклеарные семьи и не учитывают интересны поли-семей. Это какие такие интересы, а? Я, конечно, понимаю, что угнетаться чем попало - это модно, стильно и молодежно, но чтоб людей собственное отдельное жилье угнетало… А, да, это во мне травма привязанности, полученная путем коммуналки, ёрничает, это не я, это она.
Другие примеры угнетения, например, что это же так тяжело, что на корпоратив можно взять своего “+1”, но нельзя взять всех своих “+100500”, тоже вызывал у меня ощущение проблем первого мира, жители которого далеки от народа.
Ну и яишенка на торте - выход из моногамии автор предлагает рассматривать как “потерю моногамных привилегий”, что довольно-таки причудливый взгляд на мир, так как в поли-отношениях у тебя больше партнёров и больше возможностей, это каким местом потеря? Тогда уже и научиться водить и начать пользоваться личным авто - потеря пешеходных привилегий… Ну да ладно, в общем часть про угнетение очень спорная, но больше странная.

Итого: хорошо, что эта книга вообще есть, в любом случае. Теперь у нас есть аж две книги про полиаморию, “Этика” и вот эта - вторая. Славно, когда есть выбор, какую почитать!